Skip to Content

Осеннее интервью

- Григорий Олегович, как вам лето?
- Отвратительно! Хотя нет, вычеркните из протокола. Вообще-то очень даже и очень неплохо! Нет, тоже не то. В общем, не знаю. Это лето - оно все какое-то непонятное; наверное, никогда не смогу решить для себя, понравилось оно мне или нет.

- Почему?
- Тут много причин. Начнем с самых простых объяснений. У меня не осталось ощущения, что я вообще провел лето, отдохнул. Все три месяца были разорваны на клочки какими-то обстоятельствами места и времени. Ну ладно бы июнь: сессия - дело серьезное (смеется). Но вот в середине июля образовываются военные сборы, аж на целый месяц. И получается: вот вам пара недель сейчас и пара недель в конце лета. Тратьте на что хотите.

- И на что же потратили?
- Точно помню, что после сборов сразу же поехал к детям, в Эстонию. Об этом мероприятии вообще отдельный разговор. Сейчас скажу лишь, что за это время пересекал границу и мотался в город еще два раза. Обрывки и клочки.

- Ну а до сборов?
- Календарь демонстрирует, что там было дюжины полторы дней. Дневник намекает на присутствие женщины. Память же утверждает, что никого не было. Кому верить? Нет, правда, со мной такого никогда не было, чтобы я совершенно не помнил, чем занимался в течение такого промежутка. Наверное, по вечерам пил пиво и играл в кикер.

- Так получается, Григорий, отдых-то был?
- Нет, не получается. Я весь год пил пиво и играл в кикер. Отдых всенепременно должен включать в себя смену обстановки и образа жизни. Да я на сборах больше отдыхал! Посудите сами: на двадцать с лишним дней отключил телефон и мозг, имел трехразовое питание и койку. Но ведь и здесь все на кусочки порвано увольнительными. Можно было отказаться и остаться, но каждый раз выяснялось, что в городе нужно сделать одно или два важных дела.

- Ну хорошо, вернемся к Традиционному Эстонскому мероприятию. Как оно?
- Я ВООБЩЕ НЕ ПОНЯЛ, ЧТО ПРОИЗОШЛО. Это просто апофеоз непонятного лета. Такое ощущение, что я все это время провисел вот в таком вот состоянии (изображает). С одной стороны, было понимание того, что сил много, возможностей еще больше - каждое утро было. Но уже через пару часов оно сменялось такой ужасной апатией, что даже на обед идти не хотелось. Ни футболы, ни автостопы, ничего не помогало.

- Это что, оправдание настольным играм вместо вечернего чая с детьми?
- Да нет, зачем тут оправдываться? Все это очевидно плохо. Просто я хочу понять, хотя бы для себя, почему так получилось. Это все очень странно, и, честно говоря, напрягает. Я не особо задумывался над тем, как поступать, делаю ли я сейчас правильные вещи или не очень. Как не задумывался и год, и два, и три назад. Это не про Эстонию, это вообще про жизнь. И раньше все работало! Сразу или через какое-то время (иногда - весьма продолжительное) я мог сказать: да, хорошо, что так оно сложилось, вроде, все довольны, некоторые даже счастливы. А сейчас - не могу. Вот что странно, вот что напрягает.

- Очередная черная полоса или период депрессии?
- Не хотелось бы. Да я и не ощущаю это так. Нет чувства, что все плохо, что кругом лажа. Зато есть почти полное безразличие к очень и очень многим вещам. И список растет. Хочется верить, что это приведет меня к переоценке своих позиций, к совершенно другой жизненной философии. Это лето сработало лакмусовой бумажкой, вступив в реакцию с моим образом действий.

- Будем надеяться, не напрасно. Гриша, а где ты сейчас?
- Уже в Ижевске. Решил недельку покопать колодец. Отдохнуть (улыбается).